Список форумов Совет ветеранов 6ОСН «ВИТЯЗЬ» тир ист ЕСЛИ НЕ МЫ, ТО КТО?
Совет ветеранов 6ОСН «ВИТЯЗЬ»
ЖАРА В БУДЕННОВСКЕ

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Совет ветеранов 6ОСН «ВИТЯЗЬ» -> Боевые операции
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Lesa



Зарегистрирован: 06.12.2006
Сообщения: 1775
Откуда: РФ

СообщениеДобавлено: Чт Янв 21, 2010 22:44    Заголовок сообщения: ЖАРА В БУДЕННОВСКЕ Ответить с цитатой

ЖАРА В БУДЕННОВСКЕ

Радио «Маяк», 3 июля 2002 года

«Вынесением приговора завершился процесс в Ставропольском краевом суде над пятью участниками вооруженного налета чеченской банды Шамиля Басаева на Буденновск летом 1995 года.

Как сообщает корреспондент РИА «Новости», определены такие меры уголовного наказания: от 14 до 15 лет лишения свободы получили Казбек Газиев, Ибрагим Дудушев, Руслан Шахгириев и Рашид Ясаков. Они будут отбывать наказание в колониях строго режима.

Муса Гентиев получил наказание в виде 9 лет лишения свободы с пребыванием в колонии общего режима. Все пятеро преступников осуждены по статьям УК РФ о терроризме, захвате заложников, разбое, незаконном владении оружием. Точно такие же преступления совершили и десять участников кровавого рейда чеченских боевиков Басаева, осужденных в апреле нынешнего года краевым судом. На очереди – еще одна группа бандитов Басаева, находящихся под следствием. За неполную неделю бесчинств и произвола этой банды в не ожидавшем беды тихом степном городе от рук боевиков погибли 147 мирных жителей, в том числе женщины и дети, более 400 пострадали от ран, контузий, ожогов. Огнем из гранатометов, пулеметов и огнеметов были повреждены и сожжены 164 здания, большинство из которых – жилые дома. Общий ущерб от бандитского набега исчисляется 95 млрд. неденоминированных рублей».



14 июня 1995 года начальник штаба отряда Евгений Погодин был вызван к командующему Объединенной группировкой федеральных сил генералу Анатолию Куликову. Не сообщая подробностей, командующий поставил отряду задачу: немедленно вылететь в Буденновск. «Поступила информация о том, что в городе действуют какие-то чеченцы, бесчинствуют, возможно, представители местной диаспоры, сколько их, неизвестно. Разберитесь в ситуации на месте». Чувствовалось, что и командующий пока не обладает точными данными о том, что произошло.

У Погодина, опытного офицера, такая формулировка приказа вызвала больше вопросов, чем ответов. Что за чеченцы? Каков характер их бесчинств? Давно ли они нарушают порядок в городе? Да и где этот город, в конце концов? О Буденновске в то время мало кто слышал. То, что он находится не в Чечне, был уверен на сто процентов, к тому времени географию республики в отряде знали на пять с плюсом.

Отряд был поднят по тревоге. Боевые группы, 48 человек, собрались в течение пяти минут. Выяснили, что Буденновск – это Ставропольский край, километров сто от границы с Чечней. Никаких карт города или хотя бы Ставрополья ни в штабе группировки, ни в отряде не было.

Опыт подсказывал, что «слетать, разобраться» – значит, несколько дней придется работать в отрыве от базы. Поэтому снаряжали людей в готовности к автономному выполнению задачи в течение 3-4 суток. Предвидеть всего, конечно, было невозможно, но подстраховаться по максимуму Погодин был обязан. Хотел даже взять с собой БТР, тем более что по грузоподъемности транспортный Ми-26 вполне для этого подходил. БТР кроме того, что надежное средство передвижения и огневой поддержки, еще и способен тащить для всех групп боеприпасы, а их, как говорится, никогда мало не бывает. Однако БТР взять не разрешили.


Бойцы отряда регулярно выполняли задачи в качестве бортстрелков, сопровождая вертолеты внутренних войск.


С отрядом в Буденновск вылетели замкомандующего группировкой генерал Михаил Львов и офицер штаба группировки по применению спецназа полковник Михаил Лябик.

Приземлились на окраине, у городка летчиков местной вертолетной части, около 16.00. Выскочив из вертолета, тут же заняли круговую оборону, осмотрелись. Именно летчики первыми рассказали спецназовцам, что происходит в городе. Из их сбивчивых рассказов стало понятно, что утром в Буденновск ворвались чеченские боевики, пытались прорваться сюда, на аэродром, но, встретив сопротивление охраны, отошли, после чего устроили стрельбу в городе, по слухам, улицы полны трупов, все объекты жизнеобеспечения захвачены. Что происходило дальше и где сейчас эти боевики, летчики пояснить не могли. Появление 50 спецназовцев в полной боевой выкладке, с гранатометами и огнеметами «Шмель» произвело на вертолетчиков самое серьезное впечатление, приободрило.

С пригорка было видно, что в старой части города что-то горит, слышалась стрельба. Но зеленый покров деревьев скрывал улицы, что-либо разглядеть было невозможно. Стояла страшная жара, около 40 градусов.

«Русь» оказалась одним из первых спецподразделений, прибывших в Буденновск. Чтобы предпринять хоть какие-то действия, требовалась достоверная информация о происходящем. Поймав машину, Лябик и Львов выехали в город в поисках кого-то, кто мог ее предоставить. Спустя некоторое время они вышли на связь, и отряд на грузовиках двинулся в направлении местного отдела федеральной службы контрразведки, потому что, по первоначальным данным, здание ОВД города находилось в руках бандитов. Чекисты казались растерянными, с трудом нашли план-схему города. Через некоторое время отряд все-таки добрался до местного отдела внутренних дел. Именно там был создан оперативный штаб.

ОВД носило на себе следы недавнего пребывания в нем бандитов. Кругом были видны пулевые отметины, на полу – битое стекло, кровь, за пультом дежурного сидел офицер милиции с перебинтованным плечом, несмотря на ранение, он руководил действиями нарядов. Здесь же в ОВД лежали трупы убитых местных жителей, милиционеров, а также боевиков, подобранных в разных районах города и принесенных сюда. Всего 38 тел. Тяжелый запах сразу ударил в нос. Морг располагался в горбольнице, а она, как выяснил Погодин, уже была захвачена бандитами, поэтому подобранных на улице убитых первоначально приносили сюда, в ОВД. Бойцы отряда, пройдя через здание ОВД во внутренний дворик, достаточно спокойно отнеслись к страшному зрелищу. Их психологическое состояние было вполне нормальным, устойчивым. Большую роль сыграло то, что традицией в отряде стало посещение криминального морга молодыми солдатами в период их подготовки к выполнению боевых задач. Несмотря на смрад от разлагающихся на жаре тел, солдаты все же были вынуждены отдыхать во дворе, пока трупы не были загружены в рефрижератор и увезены из здания ОВД.



То, что прилетевшие в Буденновск спецназовцы увидели на улицах города, потрясло даже их, испытавших, казалось, уже немало на той войне…


Картина произошедшего постепенно становилась ясной. Ворвавшиеся в город боевики, учинив стрельбу на улицах, захватили несколько сотен заложников и, прикрываясь ими, двинулись в сторону горбольницы, стоящей на окраине Буденновска. Там они удерживают около 2000 человек, среди которых больные, старики, дети, роженицы. Требование боевиков одно – вывод федеральных войск из Чечни.

Отряд остановился прямо у здания ОВД на улице. Уставшие бойцы расположились на пыльной траве, ожидая приказа. Погодин же тем временем пытался выяснить, кто старший, где люди, которые будут руководить действиями его отряда. Неразбериха была полная.

В течение дня в ОВД поступали обрывочные сведения от перепуганных местных жителей, якобы видевших в разных районах города бандитов. Несколько раз буденновские милиционеры, отправляясь на проверку этих сведений, брали с собой бойцов отряда. В музыкальной школе и вправду на чердаке сидел снайпер, ведя стрельбу. Прибывшая группа во главе с Валерием Чумаковым опоздала совсем немного. Бандит спасся бегством, выпрыгнув из окна 2-го этажа. В конце концов Погодин был вынужден резко пресечь эти спорадические выезды на каждый шорох, растаскивание людей значительно снижало боевую мощь отряда, результат же таких выездов был, как правило, нулевым.

К вечеру периметр города был полностью блокирован частями Минобороны и внутренних войск. В самом Буденновске кроме «Руси» уже находились группы «Альфа» из Москвы и Краснодара, подразделения ГРУ, ростовский СОБР. Из столицы прибыла группа спецназначения МВД «Вега», возглавляемая полковником Сергеем Лысюком. Еще совсем недавно он командовал отрядом «Витязь». Погодин встретил Лысюка у здания ОВД, офицеры обменялись мнениями о происходящем. Сергей Иванович, имея за плечами не один десяток успешных спецопераций, был настроен скептически. Беспрецедентный по масштабу теракт, захвачено более полутора тысяч заложников, штурмовать больницу в таких условиях вряд ли возможно. Прояснилась ситуация и с количеством террористов. Их было около сотни.

Вскоре в городе уже были представители центральной власти, прилетели министр внутренних дел России Виктор Ерин и заместитель председателя Правительства РФ – полномочный представитель Президента России в Чечне Николай Егоров, директор ФСК Сергей Степашин, прибыли начальник ГУВД Ставропольского края, целый ряд чиновников, депутаты, журналисты. Пока они искали выход из сложившейся ситуации, «Русь» действовала. Уже 14 июня Погодин организовал наблюдение за больницей, разведчики отряда занимались планомерным сбором информации, отслеживая действия террористов, их передвижения в самом здании.

Кроме этого выяснилось, что в соседнем с больницей корпусе противотуберкулезного диспансера несколько десятков больных. Тубдиспансер находился на территории больницы. Пациентов необходимо было срочно эвакуировать, а на первых порах обеспечить их защиту и оборону здания от попыток боевиков проникнуть туда и захватить новых заложников. В диспансер Погодин направил семерых наиболее подготовленных бойцов взвода разведки. Там они должны были находиться до тех пор, пока их не сменят милиционеры и не подтянутся машины для эвакуации. Разведчики прибыли на место и доложили по рации, что корпус тубдиспансера периодически обстреливается со стороны больницы, поэтому приходится укрывать людей от огня бандитов. Обещанные машины для эвакуации к вечеру так и не появились, милиционеры тоже, хотя начальник ГУВД края всячески уверял Погодина, что машины вышли, а его люди уже в диспансере. Ничего этого не было, судя по всему, высокий милицейский чин не обладал реальной информацией о том, что делают его подчиненные. Семерым спецназовцам пришлось заночевать в диспансере, являясь единственной защитой для находящихся там больных. То, что это очень серьезный риск, было ясно и без лишних слов, и, как профессионал, Погодин понимал, что в случае нападения на диспансер удержать здание силами семерых человек будет весьма сложно.

Утром машины для эвакуации наконец-то подошли. К этому времени связь с диспансером прервалась, у разведчиков в рациях сели аккумуляторы. В течение нескольких часов, полных тревоги и ожидания, Погодин не знал, что происходит возле больницы. Все кончилось благополучно, подошедшие машины забрали больных, при этом спецназовцы помогали в эвакуации пациентов диспансера – некоторые больные были так плохи, что их приходилось нести. Только убедившись, что в здании никого не осталось, семеро бойцов покинули диспансер.

Несколько раз боевые группы отряда совместно с сотрудниками СОБРа выезжали проверять сигналы о якобы находящихся в черте города чеченских бандгруппах. Эти выезды уже были тщательно подготовлены и не носили «пожарного» характера, как в первые дни пребывания в городе. Но сигналы ни разу не подтвердились.

Напряжение росло, ситуация казалась безвыходной и накалялась с каждым часом. С боевиками начались изнурительные переговоры, которые тянулись несколько дней. Шамиль Басаев, главарь террористов, ни на какие компромиссные варианты не шел.

Решение о штурме больницы принималось мучительно. Но пока кроме этого крайнего в данной ситуации варианта выхода не находилось. То, что штурм повлечет за собой значительные жертвы и среди заложников, и среди бойцов спецподразделений, осознавали в оперативном штабе все. Требовалось выяснить, кто пойдет штурмовать больницу, а главное, насколько психологически готовы к этому бойцы.



Схема штурма больницы, в котором участвовали бойцы групп «Альфа» и «Вега», поддержку им оказывали сотрудники СОБРов, а также подразделения внутренних войск, среди которых был отряд «Русь».


Погодин, собрав командиров групп, обрисовал ситуацию объективно и жестко, попросил поговорить с личным составом, чтобы люди взвесили свои силы непредвзято, трезво, реально. Отряд молодой, опыта не хватает, штурм будет тяжелый, рисковать жизнью придется всем.

«Мы пошли к своим ребятам, – вспоминает Валерий Чумаков, тогда командир одной из групп. – Я бойцам полностью объяснил ситуацию, отметил, что штурм будет очень тяжелым, возможны серьезные потери, и задал всего один вопрос: «Готовы ли мы идти на штурм?» В то время мы уже знали, что ребята из «Альфы» и «Веги» настроены скептически, у них, опытных профессионалов, иллюзий по этому поводу не было. Пацаны мои, которым по девятнадцать-двадцать лет, сначала молчали, думали, а потом каждый из них стал отвечать на мой вопрос. Я поразился, как они по-взрослому, здраво, по-мужски говорили. Все высказали практически одну и ту же мысль: «Отряд молодой, отряду нужно завоевывать себе имя. Мы готовы». Оказалось, что во всех группах – все пятьдесят бойцов ответили одинаково. Мы с офицерами подошли к Погодину и доложили о решении бойцов. Евгений Николаевич ушел на совещание оперативного штаба, зная моральный настрой отряда».

Штурм начался 17 июня около пяти утра. «Русь» действовала во втором эшелоне и первоначально выполняла роль резерва атакующих больницу подразделений «Альфы» и «Веги». Отряд разделился на две части. Одна группа вместе с ростовским СОБРом пошла со стороны административного здания больницы, другая со стороны автобусной остановки вблизи частного сектора. Перед больницей был пустырь, поросший редким кустарником, поэтому укрыться бойцам было практически негде. Штурм, как и предполагалось, пошел очень тяжело. «Альфа» подобралась к больнице, но вынуждена была залечь. Боевики, выставив в окна заложников, обрушили на штурмовые группы шквал огня. Стрельба, не прекращаясь, шла несколько часов. В действиях штурмовых подразделений образовалась пауза, которую необходимо было срочно прервать, а главное – отогнать от окон террористов и заложников. Поэтому группы «Руси» немедленно стали выдвигаться на позиции перед больницей. Двигались под прикрытием БМП и БТРов частей оперативного назначения внутренних войск из Зеленокумска и Благодарного. На поле выходили 1-я и 3-я группы специального назначения во главе со старшими лейтенантами Валерием Чумаковым и Юрием Назарчуком, а также спецназовцы и разведчики этих двух полков. Около больницы рядом со строящимся роддомом уже горела подбитая ранее БМП. В это время из больницы бандиты обстреляли из гранатомета бронемашину, под прикрытием которой двигались бойцы «Руси». Выпущенная граната, ударившись о кочку прямо перед БМП, ушла вверх, разнеся крышу частного дома. Видимо, растерявшись, механик-водитель добавил газу. Бойцы оказались на пустыре без прикрытия под шквальным огнем боевиков, в 100 метрах от больницы. Ситуацию спас Погодин, который с двумя пулеметчиками из укрытия открыл непрерывную стрельбу по зданию больницы. Прицельно стреляли по стенам над окнами, по шиферной крыше в надежде на то, что огонь заставит людей, несмотря на страх получить пулю в спину от боевиков, уйти в глубь здания. Так и случилось – от окон удалось отогнать людей, а без живого щита боевики высовываться не решались, стрельба с их стороны прекратилась. Это позволило группе «Руси» на пустыре развернуться в боевой порядок и также открыть огонь по зданию, поддерживая действия «Альфы», которая, как ожидалось, снова пойдет на штурм. Вместо этого поступил приказ всем отойти.

В результате этого первого броска на больницу, под грохот стрельбы с первого этажа удалось выбраться нескольким заложникам. Один из них сумел сбежать по водосточной трубе. За ним направили БТР – прямо через поле. Риск был, но все прошло благополучно. Кроме этого ошеломленные напором боевики несколько растерялись, из больницы они выпустили около 100 заложников, в основном женщин-рожениц. Тем временем на здании загорелась крыша, в окнах снова появились люди, они кричали, посылали проклятия в адрес войск.



На больнице загорелась крыша, в окнах снова появились люди, они размахивали белыми простынями, кричали, посылали проклятия в адрес штурмующих…

После утреннего штурма основную работу делали снайперы. Заняв выгодную позицию, один из бойцов отряда сумел вычислить чеченского гранатометчика и точным выстрелом ликвидировал террориста. Поняв, что все окна в здании контролируются снайперами, боевики спрятались в глубине корпуса.

Приказ на второй штурм поступил около 14.00. Схема выдвижения на прежние позиции перед больницей была той же. Штурмовые группы снова под шквальным огнем боевиков повторяли свой утренний маршрут. На этот раз группа «Руси» двигалась под прикрытием БМП и БТР, огонь террористов оказался еще сильней. В течение секунд все триплексы боевых машин были разнесены вдребезги, на пустыре от пуль горела трава. Группа заняла позицию и находилась в готовности оказать помощь «Альфе», которая должна была снова идти на штурм. После перестрелки последовал очередной приказ отходить. Штурмовавшие больницу группы «Альфа» из Москвы и Краснодара понесли потери. У них было несколько убитых, более двадцати человек ранены.

Без сомнения, штурм психологически воздействовал и на террористов. Басаев, до этого не шедший ни на какие уступки, вступил в переговоры, отпустив часть заложников. Судя по всему, бандиты также понесли потери, на которые не рассчитывали. Запросив для выезда в Чечню автобусы, Басаев потребовал пригнать также машину-рефрижератор для вывоза трупов своих боевиков. 19 июня колонна автобусов с террористами и заложниками-добровольцами вышла из Буденновска в направлении Чечни.

Однако с отъездом террористов из города боевые задачи для отряда не кончились. Оперативный штаб получил информацию о том, что бандиты решили отклониться от намеченного через Дагестан маршрута и пойти в Чечню через Кабардино-Балкарию. Допустить этого было нельзя. Отряд на трех вертолетах вылетел в район предполагаемого изменения маршрута с единственной задачей: предотвратить поворот колонны на Кабардино-Балкарию. Любыми средствами. Боевые группы вылетели в полной готовности снова вступить в бой с террористами, высадились и заблокировали дороги. Бандиты воздержались от изменения первоначального маршрута движения и, повернув за 40 километров до устроенной засады, через Дагестан ушли в Чечню.

В ходе штурма отряд не потерял ни одного человека. Был один легко раненный боец. Ему пуля, расколошматив автомат, пробила ладонь руки. В рубашке родился. Отряд действовал грамотно, выполнив свою задачу. И это был серьезный урок. Пожалуй, впервые «Русь» выполняла именно те задачи, которые определены ей как подразделению специального назначения. Неделя, проведенная в Буденновске, добавила отряду не только реального боевого опыта – авторитета. Буденновск для «Руси» стал поистине настоящим боевым крещением. После штурма Сергей Лысюк, первый командир отряда «Витязь», придя к бойцам отряда, отметив их мужество и профессионализм, поблагодарил за сделанную работу.

Уже в Ханкале, куда Погодин с боевыми группами прибыл после Буденновска, действия отряда были подвергнуты тщательному анализу. Пищи для размышлений и серьезных выводов было предостаточно.

Был сделан ряд выводов по тактике действий. Самым серьезным образом оказались пересмотрены вопросы снаряжения и экипировки. Например, на позиции перед больницей группы вышли в полной боевой выкладке, некоторые несли на себе не только оружие и средства защиты, но даже бинокли и вещмешки. Естественно, все это значительно стесняло движения, мешало действовать. В последующем к каждому конкретному выезду группы готовились особо тщательно, подгоняя комплекты снаряжения и тревожный запас. Впервые «Русь» участвовала в столь серьезной спецоперации, действуя совместно с такими опытными спецподразделениями, как «Альфа» и «Вега». Бойцы отряда имели возможность на практике увидеть, как работают офицеры-спецназовцы. Это был тот бесценный опыт, какой на учебных занятиях не получишь.

ТЕЛОХРАНИТЕЛИ

После Буденновска кардинально изменилась не только общая ситуация в республике, но и характер действий федеральных сил. Наступившее затишье было заполнено бесконечными переговорами с лидерами незаконных вооруженных формирований. Бандиты, словно получившие глоток свежего воздуха после басаевского рейда, вели себя нагло, вызывающе, чувствуя моральную победу.



После Буденновска ситуация в Чечне резко изменилась. Лето 1995 года – пора относительного затишья в боевых действиях, пора бесплодных и затяжных переговоров с сепаратистами…


Основными задачами, поставленными перед отрядом летом 1995 года после событий в Буденновске, стали охрана и сопровождение высших должностных лиц командования внутренних войск, Министерства внутренних дел, Правительства России, представителей миссии Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), прибывающих в Чечню для ведения переговоров с представителями незаконных вооруженных формирований. Именно тогда, с момента назначения генерала Романова командующим Объединенной группировкой федеральных войск в Чечне (эту должность он принял у генерала Анатолия Куликова, убывшего в Москву занять пост министра внутренних дел), его охрану и сопровождение во всех выездах для участия в переговорном процессе выполняли бойцы отряда «Русь». Встречи командующего с лидерами боевиков шли довольно интенсивно.

Столь специфические и ответственные задачи постепенно сформировали и свою, присущую только отряду тактику охраны высших должностных лиц. С каждым днем опыта в этом вопросе прибавлялось. Вечером в командирской палатке до мельчайших деталей разбирался план предстоящего выезда, оговаривались маршруты и порядок движения, даже последовательность размещения техники в колонне, «до слез» инструктировались командиры групп сопровождения по действиям в чрезвычайной ситуации. Кроме этого в отряде сформировался оптимальный состав групп сопровождения и охраны. Опыт показал, что вполне хватает 6 человек. При этом было ясно, что количество людей на броне никак не определяет боевые возможности группы. Шести человек, каждый из которых в случае нападения на колонну знал свой маневр, как показала практика, было вполне достаточно, чтобы отразить нападение бандитов. Те, как правило, всегда рассчитывали на внезапность, которая сеет панику среди попавших в огневую засаду. Однако, встретив грамотный и решительный отпор со стороны спецназовцев, боевики предпочитали покинуть поле боя, не ввязываясь в безрезультатную для них перестрелку. Также в отряде были выработаны наиболее эффективные способы размещения личного состава на БТРах, позволяющие при нападении на колонну, быстро покинуть броню и развернуться в боевой порядок. В каждом конкретном случае отвечавший за выезд командир группы определял, где будут размещены и бойцы сопровождения, и сам охраняемый – под броней, на броне или в автомобиле, следующем в колонне. Естественно, ни в каких уставах порядок охраны высших должностных лиц прописан не был. Ко всему приходили сами, опираясь на опыт, советовались с коллегами из МВД, Федеральной службы охраны. Получая от них информацию, творчески ее переосмысливали, применяя к своим задачам. Все-таки охрана при поездке по Москве и по Грозному в боевой обстановке имеет существенные отличия.


Бойцы отряда обеспечивали охрану практически всех представителей российской власти, а также командования федеральной группировки в Чечне во время их переговоров с сепаратистами.

Спецназовская мысль пошла и дальше. По инициативе командующего группировкой внутренних войск генерал-лейтенанта Игоря Рубцова умельцы отряда приварили специальные дуги на боковые люки БТРа. На них навешивались бронежилеты. В устроенной таким образом «укрепленной огневой точке» располагался снайпер или пулеметчик, способный вести наблюдение за большим, нежели из штатной бойницы БТРа, сектором. Неплохо защищенный боец мог вести со своего места более прицельный и эффективный огонь по противнику в случае нападения на колонну.

Все переговоры, как правило, проходили в Грозном, поэтому в течение короткого времени отряд знал город так, как могут знать хитросплетение улиц, переулков и тупиков только опытные таксисты, исколесив столицу Чечни вдоль и поперек. Доверие со стороны командования к действиям отряда по организации охраны было полным. С принятым командиром отряда решением никто не спорил. Для любого выезда готовились, как правило, 3-4 маршрута, при этом движение по ним всегда менялось в хаотическом порядке, дабы избежать засад.

То, что опасность организации засад на высших должностных лиц федеральных войск даже в период затишья, когда шли переговоры, оставалась объективной реальностью, подтвердил случай летом 1995 года.

Итогом долгих переговоров с лидерами дудаевских незаконных вооруженных формирований должно было стать подписание неких окончательных соглашений о ходе дальнейшего урегулирования в Чечне. С этой целью в Чечню прилетел генерал Анатолий Куликов, имевший в тот период уже ранг министра внутренних дел. Завершив переговоры в Грозном, Куликов должен был улетать обратно. Накануне Погодин вместе с генералом Павлом Голубцом, руководившим действиями подразделений МВД внутри республики, дотошно разрабатывали все возможные варианты движения большой «министерской» колонны по городу, порядок размещения в ней техники, взвешивая все «за» и «против», определяли место министра. Вместе пришли к единому решению. С Куликовым выехала группа сопровождения, наиболее опытные бойцы отряда.



В Чечню для участия в переговорах с представителями незаконных вооруженных формирований прибыл секретарь Совета безопасности России Олег Лобов (на фото с командующим группировкой войск генерал-лейтенантом А.Романовым).


Сам же Погодин в этот день с группой разведки направился в ГУОШ (Главное управление оперативного штаба) для получения оперативной информации для работы по адресам в Грозном. На одном из перекрестков города Погодин встретил колонну министра. Та, двигаясь из Старых Промыслов, повернула на Петропавловское шоссе и пошла в аэропорт Северный. Министр, видимо, принял решение улетать в Москву не из Ханкалы.

Погодин поехал в центр по одному из маршрутов, подготовленному для движения министерской колонны на Ханкалу. При подъезде к мосту через Сунжу, где стоял блокпост, разведчики попали под обстрел, который велся из нескольких многоэтажных домов, стоящих невдалеке. Подъехав к мосту, бойцы отряда спешились и заняли оборону внутри блокпоста, где отчаянную ответную стрельбу вели около десятка охранявших его омоновцев. Погодин быстро оценил ситуацию. Евгения Николаевича смутила почти демонстративная стрельба, открытая боевиками. Никакого серьезного урона укрывшимся за бетонными блоками она принести не могла. Погодин рассредоточил бойцов внутри блокпоста так, чтобы сразу организовать круговую оборону.

Серьезные опасения вызывали здания, стоящие чуть поодаль. Там вполне мог засесть снайпер. Опасения оборвались в тот момент, когда вдруг резко вскинул голову один из омоновцев. Из его горла хлестала кровь. Так и есть – из тех самых домов, стоявших в стороне, начал работать снайпер. Прицельным огнем из БТРа отряда огневые точки бандитов удалось быстро подавить. Стрельба моментально стихла, боевики ушли. Замысел бандитов, устроивших прямо у блокпоста засаду, стал ясен. Скорее всего они ждали не одинокий БТР разведки, а колонну министра. Приняв бронемашину за головной дозор, открыли огонь в надежде на то, что перед мостом колонна, попавшая под обстрел, снизит скорость, а то и вовсе остановится. И тут в дело должны были вступить снайперы. Однако Куликов принял решение вылетать не из Ханкалы, а из Северного. Замысел бандитов сорвался.

Кроме организации охраны летом 95-го года отряд принимал активное участие в специальных операциях совместно с СОБРом, ОМОНом, работая по информации, полученной в Главном управлении оперативного штаба (ГУОШ). Как правило, действовали по конкретным адресам в чеченской столице, разделившись на несколько групп захвата. Этим занимались практически через день, при этом порядок взаимодействия с милицейскими подразделениями был отработан четко.



Отряд обеспечивал охрану и сопровождение должностных лиц командования внутренних войск.

Возвращаясь к организации охраны, отметим, что опыт отряда в этом вопросе был столь существен, что позволил разделить вероятные маршруты по категориям сложности, точнее, опасности. Хотя абсолютно безопасных путей не было вообще. Безопасность охраняемого лица в любом случае зависела от командира отряда и командира группы сопровождения, их предусмотрительности, профессионализма. В число маршрутов, по которым двигаться можно было только в экстренных случаях, а лучше бы не ездить вовсе, входил путь по Ханкальской улице через тоннель на площади Минутка. Присвоить этому маршруту высшую категорию опасности заставили несколько происшествий, случившихся с группами отряда на Минутке и вблизи нее.

В один из дней командующий группировкой внутренних войск на двух БТРах отряда выехал в населенный пункт Пригородное для расследования произошедшего там преступления – в селе ночью расстреляли целую семью русских жителей. Возвращаясь в Ханкалу, БТРы на Минутке попали в неприятную ситуацию. Бронемашины, выезжая из тоннеля, столкнулись с двигавшейся им навстречу массовой похоронной процессией чеченцев. Люди в толпе были озлоблены и шли прямо в тоннель. БТРы замедлили движение. Двигаться назад машины уже не могли, свернуть с дороги, пропуская процессию, тоже – справа и слева были бетонные стены. Командиру группы, сопровождавшей командующего, следовало немедленно решить, как действовать дальше. В той сложной ситуации он принял единственно правильное решение. Задраив все люки, посадив людей под броню, командир дал команду водителю ехать медленным ходом сквозь толпу. Люди вынуждены были расступаться, чтобы пропустить бронемашины. В Ханкалу прибыли без происшествий, однако стало ясно, что если боевики выберут такой способ организации нападения на колонну, то достичь успеха им будет несложно.

Здесь же, вблизи Минутки, на Ханкальской улице БТР, на котором находилась группа во главе с заместителем командира отряда подполковником Владимиром Ивановым, был обстрелян из гранатомета прямо со стороны моста над тоннелем. В результате двое бойцов отряда получили ранения. Благодаря грамотным и решительным действиям спецназовцев, которые мгновенно рассредоточились на местности вокруг тоннеля и, заняв выгодные позиции, нанесли бандитам решительное огневое поражение, больших потерь удалось избежать. Место для организации засады было очень удобным. На Минутке еще в январе артиллерия и авиация разнесли все окружающие высотные дома, кругом были битые железобетонные конструкции, которые никто не контролировал. Поэтому в дальнейшем движение по этому маршруту в отряде старались исключать.

Из книги "Русь"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Совет ветеранов 6ОСН «ВИТЯЗЬ» -> Боевые операции Часовой пояс: GMT
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by рhрВВ © 2001, 2005 рhрВB Group
Русская поддержка рhрВВ
RedSilver 1.01 Theme was programmed by DEVPPL HTML Forum
Images were made by DEVPPL Photoshop Forum