Список форумов Совет ветеранов 6ОСН «ВИТЯЗЬ» тир ист ЕСЛИ НЕ МЫ, ТО КТО?
Совет ветеранов 6ОСН «ВИТЯЗЬ»
«Закат солнца был великолепный. А люди умирали…»

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Совет ветеранов 6ОСН «ВИТЯЗЬ» -> Творчество
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Lesa



Зарегистрирован: 06.12.2006
Сообщения: 1775
Откуда: РФ

СообщениеДобавлено: Ср Май 13, 2009 08:19    Заголовок сообщения: «Закат солнца был великолепный. А люди умирали…» Ответить с цитатой

«Закат солнца был великолепный. А люди умирали…»

В канун Дня Победы «Комсомолка» публикует отрывки из военного дневника солдата Михаила Золина из Грибановки Воронежской области. Его записи сохранили и передали в редакцию родственники
Татьяна ТЕЛЬПИС — 07.05.2009

Когда началась Великая Отечественная война, Михаилу Алексеевичу было уже 38. Уважаемая на селе работа - начальник сырьевого склада на сахарном заводе, агроном-растениевод с высшим образованием. Семья, которую любил без памяти: жена Люся, семилетний сын Володя, дочурки - трехлетняя Валя и Лидуша 16-ти дней от роду... Из-за серьезной болезни - порока сердца - его отправили служить в нестроевую часть, близ линии фронта. Михаил Алексеевич был дорожником, руководил питательным пунктом, а в конце войны возглавил канцелярию роты. Изнурительный труд, смерть и ужас кругом. Но в любую свободную минуту Золин доставал пухлый блокнот размером с мужскую ладонь, по счастью - чернильницу и железное перо, но чаще - карандашный огрызочек. В его записях - правда. «Неуставные» отношения в части, любовь, предательство - то, о чем не то что говорить - даже замечать было нельзя. И на каждой страничке - боль за семью и Родину.

…За четыре года мелко-мелко исписал он два таких блокнота и пронес их до самой Победы в нагрудном кармане гимнастерки. На войне дневники были запрещены. Но Золин часто слал письма жене, и в роте на него со временем перестали обращать внимание: «Опять Люсе своей строчит!» А спустя годы заметки отца перепечатал сын Володя - теперь уже Владимир Михайлович. Вылинявшие, пропахшие горем и родным человеком книжицы - светлую и красную - он хранит по сей день в ящике стола. С его позволения мы и печатаем эти фрагменты.


Солдат Михаил Золин.
Фото: из семейного архива Золиных.

22 июня 1941 г.

Незабываемое утро. Речь Молотова по радио. Объявление о мобилизации. Собрание в клубе (…)

23 июня 1941 г.

Получил отсрочку (бронь). Кресты на окнах, светомаскировка. Подавленное настроение всех (…).

15 октября 1941 г.

В 4 с половиной часа утра получил повестку РВК явиться в 9.00 для отправки в РККА. Меня это не взволновало и не удивило (…); я просто хотел спать.

Были сборы недолги: мешок, белье, сухари и пр. нужное и ненужное, вложенное заботливой женой по прошлой привычке собирать меня в частые командировки. Вес мешка за 20 кило.

В 8 ч. отправился за расчетом. Распрощался с детьми (Лиде всего 4 месяца, нездорова), женой и тещей. Прощаясь с детьми, дал волю ранее сдерживаемым отцовским чувствам и волю… слезам; этого стесняться не следует. Сынок Володя тоже заплакал и главным образом потому, что впервые увидел отца в слезах. Валя была более равнодушна - ей всего 2 г. 9 месяцев.

(…) Прошел медкомиссию. По статьям 26 и 30 (легкие и сердце) признан годным к нестроевой службе (…).


Михаил Алексеевич с женой.
Фото: из семейного архива Золиных.

21 октября 1941 г.

В 7 ч. утра верховой объявил о сборе и отправке на 6 ч. утра (…). Часа в 2 дня отправились пешком в Борисоглебск, вещи - на подводе. Жарко, дорога грязная, идти тяжело (…), настроение тягостное.

Плач женщин и их причитания действуют на нервы. Люсенька молодец - плачет редко (…).

Чем я мог ее утешить? Что я мог сказать, кроме обычных слов утешения и прощания? Обманывать нельзя. "Не плачь, моя дорогая, жалей себя, помни, что у тебя трое детей. Запомни это место и приходи весной сюда гулять с детьми", - вот мои последние слова с последними поцелуями.

(…) Утром, 22.10.41, по радио передали о сдаче Таганрога.

Направление объявлено - пешком в г. Балашов.

26 августа 1943 г.

Вечером 2 августа приказали сняться за 1 час. (…) К утру приехали в Ивановское (…).

За 17 - 18 км из парка виден Рыльск. Село эвакуировано. Усадьбы заросли буквально выше роста человека.

Частые перестрелки. Ночевка в машине. Оборудовали больницу под полевую почту ...

(…) Льгов. Работа с 5 ч. утра до 12 ч. ночи.

Вечером 24-го сильная бомбежка, пожар, убиты два зенитчика. Я с товарищем схоронился в щель. День - работа, ночь неспокойна - это война.

Есть офицеры, которые приказ свято блюсти дисциплину понимают только в отношении подчиненных. Требуют от нас беспрекословного повиновения, причем требования необдуманные, явно вредные для дела и часто оскорбительные.

(…) От Люсеньки получаю прекрасные письма. (…) Моя жена - прекрасный человек.

30 августа 1943 г.

Работы уйма! Спим очень мало, устаем до предела. Отдельные офицеры ведут себя возмутительно грубо. Мальчики в 19 - 20 лет … матерят тебя, оскорбляют.

Установил своего рода закономерность: если командир повышает голос и, наконец, кричит излюбленную фразу "прекратить разговоры", значит, он неправ и другого сказать ему нечего.

Нередки случаи, когда в решении вопроса решает не интерес дела, а личные симпатии и антипатии к отдельным людям.

8 сентября 1943 г.

6-го во второй половине дня приказано сняться на Рыльск. (…) На полпути застала ночь. По дороге - кавалерия. Самолет летел низко, остановили машину (…). Жидких и я спрыгнули и прямо в траншею. Не бомбил.

(…) Сегодня у нас неожиданные потери: на противотанковой мине подорвалась наша машина; погиб шофер С.В. Севрюков, а командиру дорожного взвода оторвало руку. К вечеру привезли, уложили на диван и выставили почетный караул по 2 человека, сменявшихся мной, дежурным, через час от 9,5 вечера до 8 ч. утра.

9 сентября 1943 г.

(…) Ехал дорогой (в Крупец, где познакомился с женой Люсей, - ред.) с Ситниковым и играл на гармошке. У моста, внизу Крупца, навстречу гнали сотни две молодых власовцев. Я от негодования дрожал и не воздержался, чтоб не бросить им оскорбительных выражений. Их морды наглы, хотя ощий вид - покорность и спокойствие.

(…) Скверная ночь! Разместились, устроились и в кладовой стали пить чай. Было уже темно, окна замаскированы. (…) Слышим вой мотора, похожий на вой английской автомашины и … 3 - 4 взрыва вблизи нас. Мы легли на пол. Мотя М., туша свет, наступила на мою кружку: смех и грех. (…) Выскочили и спрятались в щель. (…) Стоя в щели, я заявил: "Немец-то немец, а все-таки я сахар из руки не выпустил", - и показал кусок рафинада. Все засмеялись, вернулись в кладовую, и я стал продолжать чаепитие.

(…) Столь милые места превращены в хаос. Моя квартира полностью разрушена. Квартира Люси смотрит своими выбитыми окнами. Парк разгорожен, вырублен основательно, беседка в нем - одни следы и то больше по воображению. (…) Лучше бы я не видел всего этого, и у меня осталась бы по крупцу хорошая, добрая, милая сердцу память. "Как хороши, как свежи были розы".

2 октября 1943 г.

Давно не записывал.

19 сентября все же удалось выпить за сорокалетний юбилей (…).

(…) По пути к Козельцу, в лесу, стояла деревня Кобзари. В деревне партизаны убили 6 - 7 немцев. Немцы (800 чел.) окружили деревню, перебили всех, свыше 4000 чел. И сожгли все (900) дома. Удалось скрыться только семерым. Даже семью полицая уничтожили и сожгли дом.

(…) О немцах и в особенности о полицаях рассказывают жуткие картины. Вступив в село, немцы с помощью полицаев и др. приспешников собрали всех комсомольцев, их оказалось 22 чел., вогнали в сарай и подожгли, т.е. зажарили живьем детей. Один юноша упирался и кричал: "Я жить хочу", но это вызвало смех полицаев.

Жену председателя сельсовета с ребятами также решили бросить в огонь; мать легла на детей в расчете, что сама сгорит, а дети останутся. Ее столкнули в огонь и старшего ребенка, а остался годовалый ребенок. Немец приказал полицаю проколоть ребенка штыком и бросить в огонь. Полицай так и сделал; тогда немец повернулся к другому немцу и сказал: "Действительно, русский - свинья". Так дико ведут себя изменники.

Нас встречают холодно или льстиво, но потерпевшие от немцев, а больше - старост и полицаев, - с особой радостью. Да, партизаны дали о себе знать, их немцы боялись панически.

20 октября 1943 г.

Я сижу на берегу р. Десны, на бревне, рядом - ст. лейтенант Филиппович и санинструктор Бирюкова (ей показал фото детей). (…) Сейчас буду писать Володе, к дню рождения. (…)

15 ноября 1943 г.

(…) Я знаю, что для окончания войны нет еще настоящих предпосылок, знаю, что она будет еще долго продолжаться, но все же спрашиваю себя: когда же она закончится? Кто даст ответ? Никто!

(…) Смерть и разрушение я стал видеть и ожидать с каким-то болезненным равнодушием. Нет, это не равнодушие, а форма психической подавленности.

4 декабря 1943 г.

г. Малин. Сегодня часа в 4 дня свыше 20 немецких самолетов бомбили станцию Малин. На станции стоял состав танков, боеприпасов и пр., повреждены боеприпасы, часть самолетов - зенитки работали неплохо, но их мало.

Забеличев, Сивак и Качура остались в Коростене и до сих пор о них ничего не известно. Хорошие ребята - жаль. (…)

8 декабря 1943 г.

(…) Наконец, приказали тронуться, и в этот момент сверху полетели бомбы. Все - в рассыпную; опытные и рассудительные немедленно легли, где стояли; нервные и трусливые стали метаться, ища углубления.

(…) Дорога усеяна машинами, повозками, (…), которые вели своих коров в поводу и детей за руки или на руках. Тяжелая картина… Многострадальный русский народ, где конец твоим мукам? Бедные дети. Хорошо, что день был прекрасный: ясно и тепло, и тихо. Только бы жить. Закат солнца был великолепным. А люди… умирали.

(…) Проехали 7 - 8 километров, и началась бомбежка. (…) Наше общежитие и мастерская, между которыми мы часа 2 ждали приказа, разбиты. Следовательно, смерть запоздала на 10 минут.

(…) Сейчас сижу в машине и охраняю… Снова прочитал Люсино письмо от 4.11. Получил вчера за полчаса до бомбежки и прочитал наспех. (…)

12 декабря 1943 г.

(…) Бедная Люся, как ей тяжело с детьми! (…) какое золотое сердце у моей жены, какая она серьезная, вдумчивая.

Трудно мне дать ей такие (…) советы, которые обеспечили бы ей воспитание детей (…). (я мало читал специальной литературы, (…) нет интеллектуальных сил, утомлен и голова плохо работает.

Моя жизнь такова: сейчас жив, а через минуту - бомба и конец.

(…) приехали в местечко Мархлевск Житомирской области.

(…) Здесь также уничтожены евреи: взрослых расстреливали и бросали в ямы, а детей к ним - живьем и закапывали. Рассказывала девочка-очевидец, лет 12-13.


Михаил Алексеевич с дочкой Валей.
Фото: из семейного архива Золиных.

12 января 1944 г.

Мархлевск, Житомирской области.

Дорогая моя Валюша-канареечка. Сегодня тебе исполнилось 5 лет! Замечательный возраст. (…) Может быть, эта книжка когда-нибудь будет прочитана тобой, и ты узнаешь силу, красоту отеческой любви (…). А что надо стареющему отцу? Любовь детей.

Ау, моя доченька! Ау, моя милая канареечка!

3 февраля 1944 г.

С. Корчевка, Житомирская область.

(…) физическая слабость (зубы, слабость, бессонница) и моральная подавленность. Безразличие к личной судьбе: устал, измучился, изнервничался. Условия работы, условия жизни, люди, наконец, вши надорвали мои духовные силы. Я близок к падению духом, хотя и креплюсь (…)

(…) Немец оставил дикие следы. В с. Романовке (райцентр) уничтожил свыше 8 тыс. евреев.

(…) Газеты читаю часто. Успехи на Ленинградском и Волховском фронтах большие. Наконец-то вздохнет многострадальный герой - Ленинград!

За рубежом, видимо, идет какая-то дипломатическая работа и серьезная. (…) Думаю, что второй фронт, точнее вторжение в Европу американцев и англичан, должно начаться с апреля (весны) и будет продолжаться один - полтора месяца. Затем Германия капитулирует (или в июле, или в сентябре - октябре). Увидим.

С освобождением Белоруссии все чаще и чаще люди получают письма - сообщения о гибели семей, угоне людей в Германию, уничтожении всех членов семьи, пожарах и пр. (…)

21 февраля 1944 г.

(…) Дней 10 работаю на дороге в пургу, холода. Утрами еле поднимаюсь.

23 февраля 1944 г.

(…) Вот мой день. В 6 час. подъем, затем завтрак, который я не могу есть, построение, политбеседа и - в село. Возим хвою. Возвращаемся в 6-7 час. вечера, холодный обед, снова занятия, в 9 ч. - чай и в 10 - спать, на полу. С работы вертаюсь голодным, холодным и настолько обессиленным, что не в состоянии написать письма или внести в эту тетрадь запись.

(…) Дела на фронтах хорошие, но нельзя обольщаться надеждой, что война скоро закончится. (…) Хорошо будет, если война закончится в этом году.

1 марта 1944 г.

(…) Да, тяжело, ужасно тяжело. Но это не жалоба, это констатирование факта - как трудно в военное время.

(…) В Славуте - трое повешенных. В Репище - поезд под откосом. Здесь раненого партизана товарищи выкрали из больницы. Замечательно, храбро.

(…) Каждое утро без исключения - ругань, ругань без конца (имеется в виду, со стороны начальства, - ред.) Неужели весь личный состав роты заслуживает, чтобы его без конца ругали? Неужели все мы лодыри? (…) мы делаем то, что в пределах наших слабых сил. Все мы почти инвалиды, а работаем самоотверженно…

За одну обнаруженную вошь - гауптвахта. (…) бездушные люди, готовые ведрами пота заискать перед начальством и получить благодарность. Не так это делается, т.н. офицеры. Берите пример с фронтовых офицеров, где он и начальник, и друг (…) Надо любить солдата!

2 марта 1944 г.

(…) Сегодня я счастливый человек и не только потому, что спал всю ночь, а главное, что всю ночь (во сне) был со своим сынком Володей. (…)

4 марта 1944 г.

(…) Еще в 10-12 км. До Шепетовки открылась такая пальба (обстрел машин, обоза и людей, двигающихся по дороге), что мы остановили машину и задумались: ехать ли? Что же делать, решили ехать. (…) один снаряд упал впереди нас метрах в 20, но мы едем и едем.

(…) снаряд упал и разорвался в полутора-двух метрах. Жутко. (…) я сдерживал нервы, часто закрывал глаза.

Когда выехали из-под обстрела, я громко рассмеялся. (…) стали петь песни. Песни жизни. Хорошая песня "Галя". (…)

25 марта 1944 г.

(…) Не купаюсь 2-й месяц, негде и нет белья, появляются паразиты. (…)

4 июня 1944 г.

(…) я окончательно переведен в дорожный взвод. Работал киркой (…), очень изнурительно.

(…) важнее всего: 31 мая я принят в партию. Написал об этом Люсе.

(…) Люсенька напрягла силы и управилась с посевной. Молодец! Такой должна быть жена Золина. Слезы капают, а ты смейся, держи голову высоко (…)

Бендеровцы дали знать. (…) Нередки случаи убийств одного человека, а я живу как раз в их осаде. (…) Один бендеровец из с. Колотное убил свою жену-польку и детей, каким надо быть идиотом, чтоб так сделать. (…)

6 июня 1944 г.

(…) Сегодня - день рождения Лидочки. Поздравил Люсю, отдельно написал Вале-Канареечке.

8 июня 1944 г.

Трасса. С. Березовец.

И вот, наконец, открылся долгожданный второй фронт (…) Если так будет идти успешно и наступление, то через 2-3 месяца завиднеется конец войны. Как бы хотелось знать эту знаменательную дату - конец войны.

28 июня 1944 г.

(…) работаю в жару и пыль на дороге, и самые тяжелые работы (кирка, кувалда). Иной раз так обессилишь, что не кушаю. (…) Я исхудал ужасно. Иду с работы - качаюсь. (…) Грузить песок - это считаю счастьем.

27 июля 1944 г.

г. Львов.

(…) Дорога от Сасова на Львов (73 км) хорошая. У с. Ясиноватка столько немецких трупов, что их убирают третий день и не уберут; часто лежат группами по 10-15 человек. Это - место окружения. Пленных много. Идут в плен сами, группами.

(…) Сейчас видел 5 расстрелянных татар - добровольцев немецкой армии.

11 августа 1944 г.

(…) Сегодня ночью (…) чуть не убило корову, осколки долетели до будки. Зачем мы здесь бесцельно подвергаемся опасности. (…)

28 августа 1944 г.

Стоим под Дембицей, но уже в третьем месте. (В первом месте - ред.) снаряды рвались в нескольких метрах. Хорошо, что три не взорвались. Один из трех пробил кузов машины, облил шофера маслом, а сам не взорвался. Счастливый шофер.

(…) Минувшей ночью отвели машины, тракторы и обоз с больш. людей. Я оставлен здесь - спал в окопе. Ночью крепко стрелял, но обошлось благополучно. Стреляет и сейчас, то вправо, то влево.

(…) Как хочется остаться живым…

2 февраля 1945 г.

м. Градовице, более 100 км от Кракова (ю-зап.).

(…) Девчата рядом с канцелярией, где живет завдел. и я. К Ж.К. часто ходит ночами Г. (славный парень, но, как говорят, несчастливый муж).

(…) 30 декабря погиб к-н Г.… Ж.К. в большом горе…

(…) Числа 27 (января - ред.) переехали за 10-12 км в местечко … в 2 км. От новой Герман. Границы.

Встречают нас (до границы) сдержано, пожалуй, пугливо, а вот начиная с немецкого гор. Нейберуна нас просто боятся, но когда убедятся, что мы их не убиваем, не грабим - отношение улучшается.

14 марта 1945 г. м. Оберлациск, 02 ч. 42 м.

Я дежурный по роте. Все спят. Я случайно увидел у одного красноармейца грязную без переплета книгу на русском языке и с удовольствием стал читать (здесь нет книг на русском языке, и моя радость понятна). Читал и мне хотелось знать автора. Через несколько листов узнаю - это Мих. Мих. Пришвин! Какая радость! (…)
24 марта 1945 г. 24 ч. г. Генденфельд.

(…) В первую ночь … немцы сильно бомбили, сбросили с десяток бомб в нескольких метрах от нашего расположения (…).

Вчера ночью не бомбил, бомбил с вечера: сбросил штук десять и все. Сегодня и вот сейчас обстреливает из пулеметов и пушек (с воздуха), но все спят спокойно, а я спокойно прочитал 2 Люсиных и одно Володино письмо и даже газеты. Привычка - вторая природа.

(…) Немцы сильно сопротивляются, и наши несут большие потери.

(…) Союзники действуют хорошо, и главное - число пленных ежедневно доходит до 13 тыс. человек.

Ну, что ж, Адольф?! Чего же ты еще ждешь? Поднимай лапки вверх. (…)

12 апреля 1945 г. 22 ч. 20 мин. Г. Лангенау

Въехали - город пустой, гражданских не видно, отдельные военные ходили по магазинам. Подвалы многоэтажных домов полны всякого добра. (…) Я зашел в дом, где на столе еще следы еды.

(…) Дня через 4-5 … я обнаружил огромный чемодан, набитый дамским бельем. Удивительно, сколько женщина имела белья, причем размером на двухлетнюю сементальскую телку. Ну и тетя!

(…) В Ратиборе, Ернау, здесь и других местах я познакомился, как жили немцы. Многое мне нравится: изобилие всего, запасливость, фундаментальность, культурность в быту, высокая техника (везде электричество и нигде соломенной крыши), но многое и не нравится: скученность, теснота, серость в цветах, прочность - груба, безвкусица в изобразительном искусстве. Я бы не смог жить в их городах - я бы задохся.

26 апреля 1945 г. 0 ч. 7 м.

(…) мои товарищи, с которыми должен был идти и я на передовую, погибают…

(…) Из Лангенау выехали в Троппау (13 км) утром 23 апреля. (…) Пишу, а стрельба идет, летают самолеты. Сегодня авиация наша действовала сильно. Однако немцы не отходят. 3-й день наши войска в Берлине. Двигаются и союзники.

(…) Троппау - это уже Чехословакия. Здесь остались чехословаки, а немцы покинули город. Город сильно разбомблен.

Неужели доводы разума не говорят о том, чтоб Германия капитулировала? Чем руководствуется их правительство? Скорей бы конец! Скорей бы конец!

9 мая 1945 г. 7 ч. 40 м. Штернберг

Бог мой, кажется, кончилась война! Неужели так.

9 мая 1945 г. 21 ч. гор. Н

Да, война закончилась! Это уже факт. Какая радость! Какое торжество, ликование!

(…) Сообщили о капитуляции Германии. Быстро собрали митинг, на травке, за домом (…)

Выпили под цветущей яблоней.

Милая, дорогая, родная Люсенька! Кончилась война. И я жив! Надо понять и почувствовать - жив! Родные мои детки! Ваш отец вернется к вам живым и невредимым. Как вы хотите в эти минуты узнать о том, что я жив!..

kp.ru
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
А.В.Р.



Зарегистрирован: 14.06.2011
Сообщения: 104
Откуда: Тула

СообщениеДобавлено: Вс Сен 25, 2011 19:11    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

у меня нет слов. Lesa,спасибо за то,что вы выложили эту историю. Слава погибшим и слава живым. Всем,кто приближал Великую Победу
_________________
Душой и сердцем за спецназ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Совет ветеранов 6ОСН «ВИТЯЗЬ» -> Творчество Часовой пояс: GMT
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by рhрВВ © 2001, 2005 рhрВB Group
Русская поддержка рhрВВ
RedSilver 1.01 Theme was programmed by DEVPPL HTML Forum
Images were made by DEVPPL Photoshop Forum