Список форумов Совет ветеранов 6ОСН «ВИТЯЗЬ» тир ист ЕСЛИ НЕ МЫ, ТО КТО?
Совет ветеранов 6ОСН «ВИТЯЗЬ»
ОНА.... Истории из жизни...

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Совет ветеранов 6ОСН «ВИТЯЗЬ» -> Творчество
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Lesa



Зарегистрирован: 06.12.2006
Сообщения: 1775
Откуда: РФ

СообщениеДобавлено: Пн Июл 06, 2009 14:23    Заголовок сообщения: ОНА.... Истории из жизни... Ответить с цитатой

Не мое... Взято с другого форума..

Всё,ты летишь домой.К ней.Интересно ты счаслив в этот момент?О да,построились,давайте парни доделайте что не успели.Удачи.Дома ждёт тебя она!Она,ютившаяся в общаге с тобой,понавшая нищету лет-ва,верившая в тебя когда ты уже в себя не верил!Приходила и обнимала тебя так,что ты забывал всё на свете.Ты рубил воздух руками,и успокаевался в её объятиях.Ты летишь к ней!
К той,что подарила всё лучшее что было у тебя.Ты помнишь как летел в роддом когда она позвонила.Попал в яму,и убил два колеса.А потом стоял, и ждал в приёмной.И переживал как пацан.Только ради этого уже можно пройти путь снова.
Теперь ты снова жив и скоро её снова обнимеш.
Странно что она не встретила тебя в зале.Да ладно могли и не довести.Ты летишь к конторе.Вот и твоя машина,заведётся?Акум не скинул,забыл.Завелась,Поехали.Надо в магазин заехать,взять цветов,как она любит,17 роз.Короткий диалог с продовщицей.И вот ты вырубил ей недельную выручку.Деньги-брызги.
Вот район,надо зайти в погребок,взять вина белого,вечером посидим.
Дом,ничего не изменилось.Цука сосед занял моё место.Да хс,Живи хороняга.Потом поговорим.
Взлетаешь по лестницам домой,звонок,тишина,Странно.Может гуляют.Да,время подходящее,гуляют.Ковыряеся в сумке,вот и ключи.Отрываешь.Что-то не так осмотр.Шкафы пустые,на кухне записка-Живи как хочешь.Я ухожу от тебя!Ты зделал свой выбор.
Занавес!!!!!!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Lesa



Зарегистрирован: 06.12.2006
Сообщения: 1775
Откуда: РФ

СообщениеДобавлено: Пн Июл 06, 2009 14:30    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ОНА... Зарисовки из детства...

ОН закончил пограничное училище и получил распределение на Камчатку, ОНА поехала с ним..
Застава стояла в бухте и на сотни километров вокруг не было ни одного населенного пункта... Что ее ожидало? Печка, топимая углем, лампа- "летучая мышь", вода - из снега.. ОНА привыкала..
ОН жил фактически на заставе, прибегал на минутку, в грязных сапогах пробегал по дому, скидывал с себя грязную форму, одевал чистую и убегал... А ОНА шла, топила снег, процеживала его сквозь марлю, топила печь, грела воду и снова замывала пол...

Через два года ОНА поехала к маме, чтобы родить дочку.. ОН увидел малышку только в 4 месяца. ОН забрал их и увез на Камчатку.. И там она снова топила, цедила... Большинство времени домик был полностью засыпан снегом, только труба торчала из сугроба.. От двери дома до заставы прокопаны траншеи..

ОНА связывала между собой два стула, заворачивала кроху в тулуп, ложила спать на пути следования часового. Если девочка просыпалась, часовой стучал ЕЙ в окно или приносил кричащий сверток.. А все продолжалось заново.. печка, снег, фильтрация воды, грязные пеленки... Через три года ОНА родила сына.. И стало еще сложнее... Но ОНА выдержала..

Вот уже и дочка бегает в маленьком камуфляже по заставе и как штык выходит на утренние построения и требует, чтобы ее тоже вызывали из строя... А ОН прибегает домой, берет дочку, лезет с ней на вышку, гуляет по берегу океана, водит на пристань, когда приходят корабли.. Корабли и вертолеты - единственная связь с миром...

Маленькая уже все знает про корабли, вертолеты, подводные лодки, но понятия не имеет про легковые машины... Для нее есть только одна машина ГАЗ-66... smile.gif

А ОНА ждет их дома с малышом...
ОНА выдержала, и в их жизнь пришла цивилизацию, но почему-то самыми сладким периодом в жизни осталась именно та тяжелая жизнь на заставе...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Витязь


Краповый берет
Зарегистрирован: 06.03.2009
Сообщения: 145
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 13, 2009 00:16    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Не мое, но в тему.

Я женился, когда был на последнем курсе училища. Уже три года катаюсь в командировки. Моя жена ждет меня всегда и даже не жалуется.
А теперь скажу почему Мы с ней потомственные военные (она правда избрала другой путь, но закончила военный университет). Наши отцы дружили, мы дружили, ну вот и додружились Smile Мамы наши всегда ждали наших отцов, когда они ездили в Афганистан "на войнушку". Отец ее погиб 24 апреля 1988 года в провинции --- Но это не важно, короче, воспитана она так, что если ты любишь, то нужно ждать. У нас очень много жен бросили мужей, хотя мы и живем в одном городе и никаких мытарств по гарнизонам нет, у всех есть квартиры нормальные. Но "гражданским" женам этого, судя по всему, мало. Скоро у нас родится сын, еще один спецназовец. Я уверен, что будет он именно военным, потому что судьба у нас такая. Мама - дочь военного и папа - военный, сын и внук военного.

Эх, что-то я отвлекся, итак хотел рассказать вам еще одну историю, короче дело было в 200х году, вернулся я с первой своей командировки, 6 месяцев месили грязь, отец мой был на тот период начштаба, вернулся он на 3 месяца раньше меня.
В общем праздничный ужин по случаю возвращения меня живым и здоровым, и соответственно самый распространенный вопрос: "Ну как там было". На что я рассказал как "мы там всех делали" В общем выпили, и я в порыве рассказал про случай один:
меня через месяц после того как уехал батя "срисовал" снайпер. Я вел свою группу по гроду, ну и видимо либо руками размахался или деталькакая во мне не понравилась снайперу, короче узнал он во мне командира и бахнул. Я отлетел на метр назад и думал все, отвоевался. Пуля пробила броник, магазин и застряла во втором магазине. синяк был в полгруди, "шприц" даже разрез сделал небольшой, кровь выпустил из вздувшихся синяков. Короче счастливчик, одним словом.
Я расчитывал на восхищенные взгляды и удивленных возгласов, однако увидел слезы жены, которую моя мама быстренько увела на кухню "помочь убраться" и затрещину от папы, который пригласил меня выйти "покурить" (хотя я и не курю). Где он мне популярно объяснил, что такие вещи говорить, не коректно, особенно в присутствии близких людей. Жена была напугана, нехотела отпускать больше никуда и просила больше не ехать, даже к командиру моему ходила с просьбой приказать мне не ехать в следующую командировку. А теперь мораль: После такого у нее и в мыслях не было бросить меня, и найти счастье с "нормальным человеком" без войны в голове. Изменилось только то, что звонить я стал чаще и писать она стала больше. Wink
Спасибо, за то, что дочитали этот монолог
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Lesa



Зарегистрирован: 06.12.2006
Сообщения: 1775
Откуда: РФ

СообщениеДобавлено: Пн Июл 20, 2009 16:56    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

17 500 рублей и орден


Фото из семейного архива
Благодаря командиру экипажа Валерию Чухванцеву все тогда выжили

Автор:
Татьяна Кузнецова


14 июня в Будённовске вспоминали трагические события 1995 г. - захват террористами больницы


А 15 июня в маленьком уютном доме неподалёку от той больницы старшина медслужбы Любовь Доброва отметила 2 месяца со дня рождения своей дочки Виктории. На тот теракт она «опоздала», но войны с лихвой хватило и на её молодую жизнь (ей всего-то 30). Свидетельство тому - орден Мужества.


Люба Доброва приехала в Будённовск из соседнего Дагестана в 1996 году. Отучилась в медучилище, поработала в больнице, а потом попала в военный госпиталь. Уже там она увидела всю изнанку войны - покалеченных солдат, убитых горем матерей. Пока работала, вышла замуж, родила сына. А потом муж запил, куда-то уехал, стал скрываться. Она подала в розыск и на развод, забрала сына и уехала к родителям в Дагестан. Работы не было, жить за счёт родителей совесть не позволяла, и Люба, оставив сына с бабушкой и дедушкой, в 2004 году поехала в Чечню. Как она теперь говорит - на заработки.

В Ханкале в медчасти ей отказали. А в Грозном опытную медсестру взяли в артиллерийский дивизион. Мама была в ужасе: всю жизнь проработав в военкомате, она радовалась, что у неё растут три дочери - казалось, проблема армии обходит стороной. Через год Люба забрала в Чечню среднюю сестру, правда, не на передовую, а в кадровую службу.

Последняя пуля - для себя



Сначала всё было не очень сложно. В военном городке был даже детский сад, и Люба забрала сына к себе. Но через два месяца дивизион расформировали, медсанчасть оказалась в палатках сначала в Ведено, потом в Курчалое. Началась настоящая военная жизнь. Между дежурствами и вылетами она училась стрелять из автомата, каждый день разбирала, чистила и собирала оружие - «руки после этого были такие, что ни о каком маникюре и речи не могло быть». Правда, на вылеты она автомат не брала, оружие было только у лётчиков. Потому что главное для медсестры - сумка с обезболивающим, капельницами, жгутами, ватными тампонами. Зачем же тогда она училась стрелять? «Наш командир повторял: отстреливаясь от боевиков, всегда помни - последнюю пулю оставь для себя. Потому что нельзя даваться им в руки живой, чтобы не глумились и не издевались», - объясняет Доброва. Были такие моменты, что урок о последней пуле чуть не становился реальностью. Боевики несколько раз вплотную подходили к их палаткам, обстреливали со всех сторон, но Бог миловал.

Война - не женское дело. Но ведь она и не воевала, а спасала. Как-то вызвали в Центорой: офицер скрывал, что болен сахарным диабетом и эпилепсией, - «у него семья, двое детей, надо было деньги зарабатывать». Случился припадок, вертолёт сесть не смог, «я надела каску, бронежилет, больного положили на носилки и на БТР поставили. Я села на броню и так 1,5 часа ему ложку во рту держала, пока ехали, чтобы не задохнулся. А по Чечне ведь так не ездят, живая же мишень, но нас прикрывали со всех сторон. Через 10 дней в Ханкале в госпитале он умер…»

Но чаще они поднимали раненых на борт. Как только звучала команда «Санрейс на вылет!», Люба надевала форму, брала сумку и бежала к «вертушке». Вертолёт редко когда садился - в горах и ущельях для этого площадок нет. Раненых поднимали на лебёдке, и они попадали в руки Добровой. У неё всё было отточено: сначала вколоть наркотик, поставить капельницу, остановить кровь. Валерий Николаевич, командир экипажа, с которым она часто летала, всегда её спрашивал: «Любаня, ровно веду, капельницы поставила?» Но иногда кроме медицинского мастерства нужно было женское ласковое слово: «Помню, подняли на борт одного, я ему вколола наркотик, а он спрашивает: «Сестричка, моей ноге п…?» А я ему даже сказать не могу, что у него обе ноги по колено оторваны, мне ж его живым довезти надо. Начинаю спрашивать, есть ли жена, дети. Да, говорит, жена есть, детей нет, но теперь, наверное, она его бросит, зачем он ей на одной ноге. И вот я весь полёт успокаиваю его, что, мол, всё образуется…» Что потом стало с теми, кого она вместе с лётчиками вытащила из ада, Люба не знает. Говорит, что за 4 года через её руки прошло примерно 70 бойцов из внутренних войск, спецназа ФСБ, армейского спецназа. Ни имён, ни телефонов. «И вообще, прилетишь на базу, помоешься, переоденешься - и спать. Отрубаешься моментально, утром с родными по телефону наговоришься - и вроде отпускает. Иначе не выдержать».

«Всё горит, боевики стреляют»

Правда, после того самого рейса в мае 2008 года одни разговоры с семьёй не помогли, пришлось колоть успокоительные. Они просидели в вертолёте больше часа после команды «Санрейс на вылет!». Люба всё торопила командира экипажа Валерия Чухванцева: чем дольше тянем с вылетом, тем больше раненых будет. «Подожди, Любаня, скоро полетим», - успокаивал лётчик. Он знал, что группа разведчиков при проведении спецоперации в горах наткнулась на банду боевиков, завязался бой, у разведчиков двое тяжелораненых. Но лететь нельзя: бой слишком жестокий.

Когда наконец долетели, оказалось, что раненых уже трое. Сначала подняли майора с ранением в живот, потом ещё одного бойца с простреленной грудной клеткой. Когда лебёдкой подцепили третьего, боевики стали стрелять по вертолёту. Одна пуля - они её потом нашли и сфотографировали «на память» - попала в двигатель, он загорелся. Командир экипажа принял решение лететь с раненым на лебёдке - секунды промедления стоили бы всем жизни. Люба, пока занималась ранеными, даже не видела, что «вертушка» загорелась внутри. Затем, пока лётчик уходил от пуль бандитов, вместе с бортинженерами они тушили салон, как могли. Протянули над ущельем 13 километров и почти рухнули на линии электропередачи. «Хорошо, в тот день они были обесточены. Мы запутались в проводах, а ведь на лебёдке раненый внизу болтается. Командир кричит: «Рубите трос!» Перерубили, боец упал, невысоко, слава богу, потом сам добрался до своих. А мы ещё немного протянули и рухнули на землю. Я только потом узнала, что двигатель отказал. Если бы не Валерий Николаевич, у моего сына не было бы мамы, - она до сих пор вспоминает это с дрожащим голосом, а в огромных серых глазах слёзы. - Все выскочили, вертолёт горит, а я на себе тащу того парня с простреленной грудью, он тяжёлый ужасно. У меня почти все волосы сгорели. Хорошо, рухнули рядом со своими. Неподалёку артиллеристы были, рассказывали: в бинокль наблюдали, как нас подстрелили, как мы летели горящие и рухнули. Они думали, нам конец, обрадовались, что выжили. И сказали мне: «Ты что?! Немедленно увольняйся, не испытывай судьбу».

Дочь в награду

Она не уволилась. Её отправили в отпуск - нервы подправить и здоровье, и она в Будённовске познакомилась с будущим отцом её дочери. Когда вернулась обратно в часть, поняла, что беременна. Люба очень хотела второго ребёнка, именно девочку. Но из-за стрессов беременность перенесла тяжело. На седьмом месяце в её часть пришёл орден Мужества (Валерия Чухванцева в Кремле за тот рейс наградили звездой Героя). Она его так ни разу и не надела - некуда. И вообще к награде отнеслась спокойно: единственная радость, что к ордену прилагались пять окладов - 17 500 руб. за тот ад, что она пережила в прошлом мае. «Если бы мы тогда не выжили, не было бы моей девочки, - нежно смотрит Доброва на дочь. - Она и есть моя самая большая награда, моя Виктория».

Вернётся ли теперь санинструктор Любовь Доброва на войну? «А там война, хоть и говорят везде, что всё кончилось». Люба задумывается. Её контракт пока ещё не истёк. Дочь подрастёт, и снова надо будет кормить семью - с отцом Вики отношения не складываются. Доброва рассчитывает только на себя. И если родители согласятся присмотреть за двумя внуками, она вернётся в свой полк Внутренних войск МВД в Урус-Мартан: больше ей денег заработать негде.

www.aif.ru
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Офицерушка



Зарегистрирован: 22.07.2009
Сообщения: 1

СообщениеДобавлено: Ср Июл 22, 2009 17:16    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Этот очерк я написала в 2005 году. Посвящен он памяти человека-легенды полковника нашей бердской бригады спецназа Ильина Анатолия Григорьевича. Человека который был близким и родным для многих, в том числе и для меня. Просто приближался его любимый праздник - день ВДВ, просто неожиданно судьба вновь подарила мне встречу и возможность пообщаться с его женой Татьяной, просто ... просто чтобы помнили ... Вот так появился этот очерк - третий тост. Предложила его для печати в одну из местных газет. Приняли. Напечатали. Надо сказать, что на тот момент я даже близко не касалась журналистики, работала старшим менеджером коммерческого отдела компании "Мир спорта" и о том, что когда-нибудь буду как-то связана с СМИ даже и не помышляла ... Статья нашла своего читателя. Было много теплых добрых откликов. Это было очень приятно. И вот ... жизнь за год резко изменилась ... через год я неожиданно для самой себя сотрудничала с этой редакцией достаточно тесно ... по сути дела я там работала ... менеджером по рекламе ... Примерно в это же время меня вдруг поздравили с ... победой на конкурсе "ПРЕССА СИБИРИ"! Редакция выставила в номинации "Армейский репортаж" тот самый очерк.
Хотя писала его не для конкурсов, писала его для людей! Писала не профессионально, писала душой! Сердцем! Я благодарна всем, чьи сердца откликнулись моему!

Он страстно любил небо.
И оно забрало его.
Он был предан воздушно-десантным войскам.
И они любили его.
Он дышал воздухом спецназа.
И стал его легендой.


Этот очерк - как благодарность от тех людей, в чьей памяти он останется надолго, я посвящаю замечательному человеку, ветерану воздушно-десантных войск и Афганистана, полковнику Анатолию Григорьевичу Ильину.
2 августа в народе называют "Ильин день" ...
Для полковника Ильина этот день начинался и заканчивался праздником на местном аэродроме. Более десятка лет он был бессменным руководителем и ведущим этого парашютно-летного шоу. День ВДВ - его самый любимый праздник!
Кто каждый год приходил к нам на поле - знают и помнят красивого полковника с улыбающимися глазами, шутками-прибаутками представлявшего всех летящих с неба парашютистов. Он каждого знал поименно и в лицо, умел очень метко и необидно пошутить над каждым "куполом", любую даже самую серьёзную оплошность в небе умел преподнести так, что ни у кого из зрителей не оставалось и тени сомнения, что все так и задумано ... Он всегда сам готовил этот праздник. Помогал всем, как мог: советом или делом. Шутка ли - воздушно-десантным войскам посвятил 40 лет. Сам постоянно учился и других учил.
Скольким мальчишкам он подарил НЕБО!!! Открыл дорогу в ВДВ!!! Одним из этих мальчишек был мой дорогой и любимый мужчина ... Спасибо тебе, Толь Григорич, за его пусть короткую, но такую СЧАСТЛИВУЮ жизнь в ВДВ!!!
... День 75-летия ВДВ будет пятым праздником без Ильина ... даже как-то не верится ... пусть этот день станет доброй памятью об этом удивительном человеке!
11 июля 2005 ровно четыре года как его с нами нет!
Этот очерк как третий тост - стоя, молча, на одном дыхании и до дна ...

... Рязань называют городом церквей и голубых беретов. А воздушно-десантное училище - одна из его достопримечательностей. Шел 1968 год. Молодой бравый курсант заканчивал училище. Впереди - долгие годы службы, нелегкие армейские будни. А сегодня ... просто танцевальный вечер. Сколько их было за годы учебы!
"Я никогда не ходила на танцы в училище, - вспоминает его жена Татьяна - как-то неудобно было. Вроде, идешь специально, чтобы найти жениха. Но в тот день девчонки уговорили. Пошли. Потом увидела Толю и ... Мы ведь с ним в одной школе учились. Он был спортсменом, играл за сборную области, вел баскетбольную секцию - такой известный, все девчонки за ним бегали ... Меня он даже не замечал. И тут, на вечере, не узнал. Не вспомнил. Однако обратил внимание. Пригласил на танец... А когда вечер закончился, и мы прощались, его слова прозвучали не столько вопросом, сколько утверждением: "Когда-нибудь встретимся ..."
И, конечно же, встретились.
Теперь уже молодой лейтенант каждый день стал встречать её после смены на заводе. Утром ли, вечером - для него не существовало времени, лишь бы увидеть её. А потом был пикничок с друзьями, признание в любви звездной летней ночью и предложение выйти замуж.
"Боже, он такой красавец, а я - простая заводская девчонка, да и совсем его не знаю"- сомневалось сердце Татьяны. Но сомнения улетучились, когда, став через месяц офицерской женой, поехала с ним к новому месту службы, оставив "с носом" всех его прежних барышень, что в голос рыдали на их свадьбе. И с тех пор, где бы ни приходилось служить мужу, Татьяна везде была с ним. За тридцать три года она в совершенстве освоила самую трудную профессию - офицерской жены. Смогла разделить и редкие армейские удачи, и постоянную бытовую неустроенность, кочевую жизнь, афганские дороги, госпитальную боль ...
Думаю, Анатолий Григорьевич с гордостью мог бы сказать словами героя своего любимого фильма "Офицеры": "Половина всех моих наград - её!".
Да, временами хочется кричать,
Разбиться о бесчувственные лица...
На мне стоит военная печать,
И страшно спать, существовать, молиться...
Какой святой от пуль убережет?
Какие руки вытащат из ада?
Предчувствие волною обожжет...
Пусть будет жив! Мне большего не надо...
Так дни летят, но что мне их полет?
Не слишком велика ли эта плата?
Прошла неделя, показалось - год...
Держись и помни: ты - жена солдата...

2001 год.
Ксения Тарабанчук

Наверно именно про таких как Татьяна написаны эти строки ...

... Тогда, по окончании училища с красным дипломом, молодому лейтенанту предложили остаться командиром взвода курсантов.
Но зачем? Не с этого он хотел начать свою армейскую судьбу, отказавшись от папиной помощи и дружеских связей. Да и потом никогда не рвался к большим офицерским звездам, ничего не делал против совести ради карьеры. Может быть поэтому и не добился для себя высокого звания и мягкого кресла, толстого портфеля и роскошного лимузина. Судьба давала ему такой шанс, но он им не воспользовался, просто не захотел. Он не вписывался в нынешнюю странную жизнь. Не мог на гребне грязной волны создать себе положение, имидж. Он просто жил - тихо и скромно. Был бесконечно предан своим родным "войскам дяди Васи". И ушел ... тихо.

Псковская десантная дивизия встретила лейтенанта неуютом и недоверием. "Надолго ли? Кто хлопотал за него? Может, папа - полковник? ..." Но размышлять над этими вопросами долго не пришлось: в части ввели повышенную степень боевой готовности и ждали команду на вылет в Чехословакию.
Первый раз тогда молодая жена почувствовала, что ей страшно. Не за себя. За мужа. С ней? Что с ней может случиться? Она живет у его друзей, они всегда помогут. А кто поможет ему, если вдруг ...? (Наверно каждую из нас периодически посещали подобные мысли ... с ними надо было как-то учиться жить ...)
На душе было неспокойно. Но все обошлось. Приказ на вылет так и не поступил. Поэтому мирно и счастливо прожили они целый год в маленькой комнатушке с дымной печкой, без прописки, на одну зарплату и с большой любовью. А с получки скорее бежали в пельменную - "пировать". Бог в тот день всегда посылал им пельмени в горшочках и пиво. А весной, в марте, послал им, наконец, дочь!!! Гордый, счастливый ПАПАША сбежал с учений в "самоволку", чтобы поцеловать жену и познакомиться с дочей!

... "Я никогда не ездила никуда отдыхать одна - рассказывает Татьяна - а тут Толя нас с Иришкой уговорил съездить в Очаков, на море. Отдохнули ... Приезжаем, а нас никто не встречает. Странно как-то показалось."
А дома уже ждала "прощальная записка": "Уехал в спецкомандировку на три месяца. Целую."
Тогда, уезжая, он оставил на память маленькой дочке свои часы, а жене вот этот небольшой клочок бумаги, слезы, бессонные ночи и одиночество. (Сколько же их выпадает на долю солдатских жен в наше "мирное" время ...)
Три месяца тянулись как три года. Но она дождалась и решила: где бы ни был, буду с ним рядом.
1982-й год. Снова предстоит разлука. Все события тогда крутятся вокруг Афгана ...
"Помню, перед отъездом в Кабул вызвали на беседу к начальству. Учили, как себя вести, что с собой везти, и говорили всякую чушь. Я очень возмущалась, почему моему супругу уже третий раз сообщают о моем приезде, и он встречает ... пустой самолет ..."
А в дневнике Ильина тогда появилась запись:
09.02.1983г.
Черный день. Я, как медный пятак с утра ... Купил пять роз. Самолет почти не опоздал. Всю шею скрутил, искал Татьяну. Не увидел. Успокоился тем, что могла как-то прошмыгнуть незаметно. Прождал до 11-30. Отдал цветы чужой жене - и домой. Злой, как черт. Ребята накрыли стол. Фрукты, шампанское - выпили его вчетвером, и "бас халас". Выть хочется. Поехал на почту. Дозвонился в Москву. Никто никого не отправлял. За такие шутки и морду драят. Вот в корпусе будут ржать. Уже весь Афган знает, что я уже три раза встречаю супругу. Сегодня полк на операции. Лучше бы я с ними ...

Должно было пройти ещё тринадцать дней, чтобы они встретились. И майор мог радостно написать в своем дневнике, получив самый дорогой подарок к празднику:
22.02.1983г.
Цветы сегодня не покупал. В 10-00 приземлился самолет. Татьяна ЕСТЬ!


... Ты помнишь, как ждала его с каждого боевого выхода, молилась за него? Земля тряслась под Кандагаром, когда шли бои. Как замирало твое сердце, когда вертушки несли наших раненных ребят в госпиталь: одни - на Кабул, другие - не Кандагар. А ты вглядывалась в это небо с тревогой :"Не мой ли там?"
После очередного выхода тебе сообщили, что он ранен, легко в руку. И ты места себе не находила, ждала его приезда из госпиталя. И вот ... БТР ползет как черепаха. Ну наконец-то, вернулся. "Жив, слава Богу" - шепчешь ты и боишься до него дотронутся. А он, улыбаясь, в панаме и в очках, протягивает тебе руки. Ты и не замечаешь шрама на его виске. Да и он сам говорит, что все это ерунда.
В тот день он написал о себе немного:
13.04.1983г.
Вышли в 5-00 на посадку. В 6-00 взлетели. В 7-15 десантировались в районе Сархез. Десантировались неудачно. Дорогу на прикрытие не можем найти. Арыки разлились. Мост под контролем "духов". Взрывали деревья минами. Снесло мост. В 15-15 сильное сопротивление со стороны Сархеза. В 15-30 меня ранило в лицо. В 15-32 Серега оказал помощь. Вызвали вертушки. В 17-00 отошли и вышли к дороге.
Потери: ранено солдат - 2, Ильин - 1.


... Помнишь, как собиралась к нему на Новый год в Банги? Подарки, закуски - одним словом праздник хотела устроить. На афганском самолете в ожидании встречи радостно глядишь в иллюминатор. Вот он, твой любимый! Уже машет тебе рукой! Но ...
30.12.1983г.
Приходил самолет. Но не сел, не была готова полоса. Новый год. Один.


Сколько трудностей и тревог уготовила для вас судьба! Но именно этим она и связала вас прочной нитью, а вернее, надежной парашютной стропой на долгие тридцать три года.

Говорят, природа устроила так, будто всем людям в жизни должно в чем-то везти. У одних должна удачно сложиться карьера, другим везет в лотерее, третьим еще в чем-то. Но здесь природа распорядилась по-другому. Повезло не Анатолию Григорьевичу, а тем, кто был рядом с ним. Потому что другом он был замечательным. Семья у него всегда была на втором плане. На первом - помочь кому-то, что-то сделать, устроить кого-то. Он мог мчаться среди ночи в Толмачево, чтобы выручить друга (у того сломалась машина), терпеливо вызволять чужого сына из милиции и оправдывать его (потому что тот недавно вернулся из Чечни), кому-то срочно организовать вылет в Москву через друзей с Чкаловского (потому что так надо)...
Да ВСЁ он мог! И люди были благодарны ему за это. Он бережно относился к дружбе и свято чтил память погибших товарищей. Шесть лет проработал в Совете ветеранов Афганистана. Он каждое мероприятие начинал с минуты молчания. "Людей нет, и не будет - говорил полковник, - а память должна остаться навсегда"

И ОНА ОСТАНЕТСЯ!
Его друзья, с которыми он прослужил не один десяток лет, прошел Афган, не скрывая слез, в тот черный день, в пятницу 13 июля 2001г., его несли на руках ...
А люди все шли и шли, приносили венки, цветы, плакали. И красные гвоздики падали на мокрый асфальт ... Шел дождь. В народе говорят: если в день похорон дождь, значит, природа плачет и скорбит. Плакала она и на девятый день.
Поминая тогда своего друга, Борис Ионов (председатель Бердского отделения РСВА) сказал: "Всё! Нет света. Нет знамени. Угасла такая свеча. Мы отказываемся понимать, какая беда настигла нас. Какого человека и солдата мы потеряли ..."
Страшная штука - судьба. От пуль, осколков сберег себя боевой командир, трижды пройдя Афган. А здесь - нелепая болезнь стала ему судьбой в неполных пятьдесят пять ...

Слезы льются из прикрытых век,
Скорбной мысли все сильнее голос.
Вот ушел хороший человек,
И от жизни глыба откололась ...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Любовь



Зарегистрирован: 10.03.2011
Сообщения: 2

СообщениеДобавлено: Сб Июл 30, 2011 13:23    Заголовок сообщения: Смерть не страшна, это наш друг и советчик. Ответить с цитатой

Lesa писал(а):
17 500 рублей и орден


Фото из семейного архива
Благодаря командиру экипажа Валерию Чухванцеву все тогда выжили

Автор:
Татьяна Кузнецова


14 июня в Будённовске вспоминали трагические события 1995 г. - захват террористами больницы


А 15 июня в маленьком уютном доме неподалёку от той больницы старшина медслужбы Любовь Доброва отметила 2 месяца со дня рождения своей дочки Виктории. На тот теракт она «опоздала», но войны с лихвой хватило и на её молодую жизнь (ей всего-то 30). Свидетельство тому - орден Мужества.


Люба Доброва приехала в Будённовск из соседнего Дагестана в 1996 году. Отучилась в медучилище, поработала в больнице, а потом попала в военный госпиталь. Уже там она увидела всю изнанку войны - покалеченных солдат, убитых горем матерей. Пока работала, вышла замуж, родила сына. А потом муж запил, куда-то уехал, стал скрываться. Она подала в розыск и на развод, забрала сына и уехала к родителям в Дагестан. Работы не было, жить за счёт родителей совесть не позволяла, и Люба, оставив сына с бабушкой и дедушкой, в 2004 году поехала в Чечню. Как она теперь говорит - на заработки.

В Ханкале в медчасти ей отказали. А в Грозном опытную медсестру взяли в артиллерийский дивизион. Мама была в ужасе: всю жизнь проработав в военкомате, она радовалась, что у неё растут три дочери - казалось, проблема армии обходит стороной. Через год Люба забрала в Чечню среднюю сестру, правда, не на передовую, а в кадровую службу.

Последняя пуля - для себя



Сначала всё было не очень сложно. В военном городке был даже детский сад, и Люба забрала сына к себе. Но через два месяца дивизион расформировали, медсанчасть оказалась в палатках сначала в Ведено, потом в Курчалое. Началась настоящая военная жизнь. Между дежурствами и вылетами она училась стрелять из автомата, каждый день разбирала, чистила и собирала оружие - «руки после этого были такие, что ни о каком маникюре и речи не могло быть». Правда, на вылеты она автомат не брала, оружие было только у лётчиков. Потому что главное для медсестры - сумка с обезболивающим, капельницами, жгутами, ватными тампонами. Зачем же тогда она училась стрелять? «Наш командир повторял: отстреливаясь от боевиков, всегда помни - последнюю пулю оставь для себя. Потому что нельзя даваться им в руки живой, чтобы не глумились и не издевались», - объясняет Доброва. Были такие моменты, что урок о последней пуле чуть не становился реальностью. Боевики несколько раз вплотную подходили к их палаткам, обстреливали со всех сторон, но Бог миловал.

Война - не женское дело. Но ведь она и не воевала, а спасала. Как-то вызвали в Центорой: офицер скрывал, что болен сахарным диабетом и эпилепсией, - «у него семья, двое детей, надо было деньги зарабатывать». Случился припадок, вертолёт сесть не смог, «я надела каску, бронежилет, больного положили на носилки и на БТР поставили. Я села на броню и так 1,5 часа ему ложку во рту держала, пока ехали, чтобы не задохнулся. А по Чечне ведь так не ездят, живая же мишень, но нас прикрывали со всех сторон. Через 10 дней в Ханкале в госпитале он умер…»

Но чаще они поднимали раненых на борт. Как только звучала команда «Санрейс на вылет!», Люба надевала форму, брала сумку и бежала к «вертушке». Вертолёт редко когда садился - в горах и ущельях для этого площадок нет. Раненых поднимали на лебёдке, и они попадали в руки Добровой. У неё всё было отточено: сначала вколоть наркотик, поставить капельницу, остановить кровь. Валерий Николаевич, командир экипажа, с которым она часто летала, всегда её спрашивал: «Любаня, ровно веду, капельницы поставила?» Но иногда кроме медицинского мастерства нужно было женское ласковое слово: «Помню, подняли на борт одного, я ему вколола наркотик, а он спрашивает: «Сестричка, моей ноге п…?» А я ему даже сказать не могу, что у него обе ноги по колено оторваны, мне ж его живым довезти надо. Начинаю спрашивать, есть ли жена, дети. Да, говорит, жена есть, детей нет, но теперь, наверное, она его бросит, зачем он ей на одной ноге. И вот я весь полёт успокаиваю его, что, мол, всё образуется…» Что потом стало с теми, кого она вместе с лётчиками вытащила из ада, Люба не знает. Говорит, что за 4 года через её руки прошло примерно 70 бойцов из внутренних войск, спецназа ФСБ, армейского спецназа. Ни имён, ни телефонов. «И вообще, прилетишь на базу, помоешься, переоденешься - и спать. Отрубаешься моментально, утром с родными по телефону наговоришься - и вроде отпускает. Иначе не выдержать».

«Всё горит, боевики стреляют»

Правда, после того самого рейса в мае 2008 года одни разговоры с семьёй не помогли, пришлось колоть успокоительные. Они просидели в вертолёте больше часа после команды «Санрейс на вылет!». Люба всё торопила командира экипажа Валерия Чухванцева: чем дольше тянем с вылетом, тем больше раненых будет. «Подожди, Любаня, скоро полетим», - успокаивал лётчик. Он знал, что группа разведчиков при проведении спецоперации в горах наткнулась на банду боевиков, завязался бой, у разведчиков двое тяжелораненых. Но лететь нельзя: бой слишком жестокий.

Когда наконец долетели, оказалось, что раненых уже трое. Сначала подняли майора с ранением в живот, потом ещё одного бойца с простреленной грудной клеткой. Когда лебёдкой подцепили третьего, боевики стали стрелять по вертолёту. Одна пуля - они её потом нашли и сфотографировали «на память» - попала в двигатель, он загорелся. Командир экипажа принял решение лететь с раненым на лебёдке - секунды промедления стоили бы всем жизни. Люба, пока занималась ранеными, даже не видела, что «вертушка» загорелась внутри. Затем, пока лётчик уходил от пуль бандитов, вместе с бортинженерами они тушили салон, как могли. Протянули над ущельем 13 километров и почти рухнули на линии электропередачи. «Хорошо, в тот день они были обесточены. Мы запутались в проводах, а ведь на лебёдке раненый внизу болтается. Командир кричит: «Рубите трос!» Перерубили, боец упал, невысоко, слава богу, потом сам добрался до своих. А мы ещё немного протянули и рухнули на землю. Я только потом узнала, что двигатель отказал. Если бы не Валерий Николаевич, у моего сына не было бы мамы, - она до сих пор вспоминает это с дрожащим голосом, а в огромных серых глазах слёзы. - Все выскочили, вертолёт горит, а я на себе тащу того парня с простреленной грудью, он тяжёлый ужасно. У меня почти все волосы сгорели. Хорошо, рухнули рядом со своими. Неподалёку артиллеристы были, рассказывали: в бинокль наблюдали, как нас подстрелили, как мы летели горящие и рухнули. Они думали, нам конец, обрадовались, что выжили. И сказали мне: «Ты что?! Немедленно увольняйся, не испытывай судьбу».

Дочь в награду

Она не уволилась. Её отправили в отпуск - нервы подправить и здоровье, и она в Будённовске познакомилась с будущим отцом её дочери. Когда вернулась обратно в часть, поняла, что беременна. Люба очень хотела второго ребёнка, именно девочку. Но из-за стрессов беременность перенесла тяжело. На седьмом месяце в её часть пришёл орден Мужества (Валерия Чухванцева в Кремле за тот рейс наградили звездой Героя). Она его так ни разу и не надела - некуда. И вообще к награде отнеслась спокойно: единственная радость, что к ордену прилагались пять окладов - 17 500 руб. за тот ад, что она пережила в прошлом мае. «Если бы мы тогда не выжили, не было бы моей девочки, - нежно смотрит Доброва на дочь. - Она и есть моя самая большая награда, моя Виктория».

Вернётся ли теперь санинструктор Любовь Доброва на войну? «А там война, хоть и говорят везде, что всё кончилось». Люба задумывается. Её контракт пока ещё не истёк. Дочь подрастёт, и снова надо будет кормить семью - с отцом Вики отношения не складываются. Доброва рассчитывает только на себя. И если родители согласятся присмотреть за двумя внуками, она вернётся в свой полк Внутренних войск МВД в Урус-Мартан: больше ей денег заработать негде.

www.aif.ru
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Совет ветеранов 6ОСН «ВИТЯЗЬ» -> Творчество Часовой пояс: GMT
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by рhрВВ © 2001, 2005 рhрВB Group
Русская поддержка рhрВВ
RedSilver 1.01 Theme was programmed by DEVPPL HTML Forum
Images were made by DEVPPL Photoshop Forum